Вадим Терёхин

Терёхин Вадим  – поэт, сопредседатель Союза писателей России, вице-президент международной академии русской словесности (Москва), председатель Калужского областного отделения Общероссийской общественной организации «Союз писателей России». член координационного Совета международного поэтического движения «Мир без стен» (WWW), , член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (Санкт-Петербург), действительный член академии Российской словесности (Москва), действительный государственный советник II класса Калужской области.

Вадим Терёхин
Вадим Терёхин

Родился 27.01 1963 в пос. Песоченский Тульской области. Закончил Казанское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск им. маршала артиллерии М. Н. Чистякова  и Московский литературный институт им. М. Горького. Служил на космодроме Байконур, в настоящее время работает в сфере литературы, культуры, искусства и кинематографии.

  СЛОВО И МУЗЫКА
  
 Слышишь, заводит сверчок
  Песню на лире запечной.
 Как бы мир не был жесток,
 Слово и музыка вечны.
  
 Мы рождены, чтоб пропасть.
 Канет во мгле бесконечной
 Слава, богатство и власть.
 Слово и музыка вечны.
  
 Как же нам жить на земле 
 Тихо, неспешно, сердечно?
 В мире, лежащем во зле, 
 Слово и музыка вечны.
  
 Жизнь поместилась в семь нот.
 Но в суете быстротечной
 Всё в этом мире пройдёт.
 Слово и музыка вечны.
 *   *   *
  
 И когда повстречал я бомжа
 На каком-то вокзале убогом.
 Я подумал, что наша душа
 Точно так же смердит перед Богом.
  
 Бог не требует наших молитв.
 Но лежу пред тобой распростёртый.
 Это я — изнемогший от битв.
 Это я — худоцветный и чёрный.
  
 Это я — предъявивший права
 И просящий пощады несмело.
 Понимаю, что эти слова
 Может быть, наше главное дело.
  
 *   *   *
  
 Я решил, что я — Жар-Птица!
 А Жар-Птице не к чему
 За любовь начальства биться.
 Низко кланяться ему.
  
 Тёмным силам потакая,
 Всем начальство говорит:
 Птица? Жар? Да. Есть такая.
 Но не очень-то горит.
  
 И, сказать, она не очень.
 Светит тускло, хоть убей.
 А у нас есть, между прочим,
 Птица лучше — воробей. 
  
 Но и он по всем законам
 В тщетном поиске огня
 Светит светом отраженным,
 Исходящим от меня.
  
 *   *   *
 Вот дожив до седин, наконец
 Понимаешь, как грозно нависла
 Над тобой безнадёга. 
 Пипец
 Наполняется мощью и смыслом.
  
 Понимаешь без всяких прикрас,
 Как одно нецензурное слово
 Поджидает любого из нас
 И намного сильнее живого.
  
 И тогда, выбиваясь из сил,
 Лихорадочно ищешь спасенья
 В тех, кого ты так сильно любил
 И кто дан тебе для воскресенья.
  
 *   *   *
 Известно, что придя в движенье,
 По всем законам естества
 В системе общего снабженья
 Вода безвидна и мертва.
  
 И ждёт спасения, доколе
 Не образует в трубах течь.
 Вода не может жить в неволе
 Как поэтическая речь.
  
 Она подвижница теченья,
 Напора, скрытого в груди.
 И из любого заточенья
 Всегда пробьёт себе пути.
  
 И если посмотреть на воду,
 Примерить жалкий опыт свой – 
 Лишь вырываясь на свободу,
 Вода становится живой.
  
 С первых дней двадцать первого века,
 Только пальцы начну загибать, 
 Как в грядущем дела человека
 По приметам смогу угадать.
  
 Это он высшей волей и даром,
 Крылышкуя легчайшим письмом,
 Примостившись над вечным пожаром,
 Из соломинок строил свой дом.
  
 И как самое в мире простое
 Из любых человечьих начал,
 Этот дом с прямотой сухостоя
 Над бушующей бездной стоял.
  
 Время шло, всё круша и сметая,
 Но ничто не менялось в дому.
 И служила пыльца золотая
 Самым крепким цементом ему.
   
Обновлено: 4 июня, 2021 — 7:08 дп