НАДЕЖДА ДРОБЫШЕВСКАЯ

Личный сайт автора

О себе

Дробышевская Надежда Николаевна

Дробышевская Надежда Николаевна

Писать о себе всегда очень сложно. Не хочется, чтобы сложи­лось впечатление какого-то превосходства или наоборот. Никогда не знаешь, что для читателя важнее – как ты пишешь или почему. Лично для меня эти вопросы связаны воедино.

Когда-то главный редактор одной из ведомственных газет, Александр Бежко, печатая мои стихи, во вступлении написал: «Каждый пишет, как он дышит, я пишу, как я дышу…». И в этом есть истина, ведь каждая строчка – это часть жизни. Однако хочу сразу предупредить читателя: не во всём, что написано, надо ис­кать историю моей жизни. Это ещё и эпизоды из жизни других. Я просто сторонний наблюдатель, который, правда, все события пропускает сначала через свои ощущения, а потом уже облекает в слова. И получается вроде бы всё о себе. Но всё же это не так. Конечно, очень многие стихи являются отголосками тех или иных событий, происходивших со мной, но это уже скорее правило, чем исключение. Как писал наш современник Михаил Алексеев, «о чём не подумал – про то не расскажешь, о чём не поплакал – про то не споёшь».

Вспомнить, когда я написала первое стихотворение, очень сложно, ведь в детстве все этим балуются, правда, не у всех это переходит в хроническую форму, как у меня. Но я и не сожалею об этом: сегодня я себя просто не мыслю без того, чтобы не писать.

Итак, я, Надежда Николаевна Дробышевская, родом из Бело­руссии, из красивейшего места на Могилёвщине под названием Чечевичи, где протекает река Друть, по которой грациозно пла­вают лебеди и гуляют серые цапли, а по берегам растут огромные ели, хвои, дубы и берёзы. Осталось даже несколько берёз, посажен­ных вдоль тракта, по которому ездила сама Екатерина Великая.

Я очень бережно отношусь к информации о себе, но в этот раз решила нарушить свою закрытость и слегка приоткрыть завесу.

Немного расскажу о своих родителях, так как у них у обоих была совсем необычная судьба.

Мой отец, Казеко Николай Калейникович, и мама, Казеко Ма­рия Иосифовна, были глубоко верующими людьми и нас, пятерых детей, воспитывали в строгих правилах. Насколько я помню из детства, родители всегда где-то работали (нужно было обеспечи­вать семью), а, так как я была самым поздним в семье ребёнком, меня в основном воспитывали старшие братья и сёстры. Видно, поэтому мне всегда не хватало материнского внимания. Братья и сёстры называли меня «папиной дочкой», и это было отчасти правдой: отец всегда мне уделял внимания больше, чем другим…

Мама осталась в войну сиротой, так как всю её семью, вместе со всей деревней, сожгли немецкие захватчики. У отца родители ещё до войны были раскулачены, хотя, по словам отца, просто была большая семья, и приходилось держать большое подсобное хозяй­ство. Затем были гонения за веру, так что родителям пришлось пе­режить очень многое.

Надо отдать им должное: мы никогда ни в чём не нуждались. У нас всегда была новейшая по тем временам техника, мы всегда были хорошо одеты, сыты, хотя время было не из лёгких.

Это сегодня я понимаю, чего им это стоило…

Когда мы все выросли и у каждого из нас была уже своя семья, отец принял постриг, став отцом Феодосием. Не все одобрили его выбор, но это было его решение, и я его приняла. Он имел полное право исполнить свою мечту, тем более что все обязательства пе­ред нами, своими детьми, он выполнил. Ушёл из жизни он в чине иеромонаха.

Из родной деревни я уехала очень рано, сразу после оконча­ния школы.

Окончила пединститут, получив специальность учителя ма­тематики, вышла замуж, родила двоих детей: сына и дочку. Так как муж – военнослужащий, пришлось поколесить с ним по всему тогда ещё Советскому Союзу. Сложность состояла в том, что всё это было в не совсем простое время, поэтому было всё: и веселье, и слёзы, и взрывы со стрельбой, и ненависть за то, что ты жена во­енного… Было всё, но это в прошлом, хотя из памяти ничего не выбросишь.

Сейчас у меня другая специальность – журналист. В свобод­ное от основной работы время я пишу стихи, рассказы, повести. В 2001 году защитила кандидатскую диссертацию в Литературном институте, став кандидатом филологических наук. Можно сказать, извечный спор физика и лирика нашёл во мне примирение.

На журналистском поприще мне пришлось быть и кор­респондентом в газете, и редактором на телевидении («Ново­сти RENTV», «ТСН», ТК «ВИД» – у Андрея Разбаша, программа «КУМИРЫ» – у Валентины Пимановой) , и литературным редак­тором в военно-историческом журнале, и начальником пиар-от­дела в одной частной компании и др. Однако несмотря на свою занятость, преподавательскую работу не бросила. Долгое время занимала должность профессора факультета «Экономики и биз­неса» в Университете Российской Академии Образования (УРАО), где читала курсы лекций по журналистике и пиар-работе на кафе­дре «Связи с общественностью». Сейчас, помимо журналистской и литературной деятельности, читаю специальные курсы лекций в Институте Журналистики и Литературного Творчества (ИЖЛТ), где стараюсь уделять больше внимания правилам, в хорошем смысле этого слова, поведения в журналистике, и всегда очень рада, если меня слышат, именно слышат, а не просто слушают.

Моя семья: муж – Дробышевский Александр Владимирович, сын – Дробышевский Владимир, дочь – Дробышевская Ольга. Все они по профессии тоже журналисты.

В сборник вошли стихи из книг «Рассвет любви» и «Прилив чистоты». Некоторые из них полностью или частично переписа­ны. Есть и те, которые ещё не были нигде напечатаны. Какие-то из них немножко наивны, какие-то слишком грустны, а то и не совсем удачны.

Свойство истинной культуры – оставлять материальное свиде­тельство своего существования. Это справедливо как в масштабах страны, так и в масштабе отдельно взятого человека. И тех, кто пы­тается это сделать сегодня, много. Тому, кто решился писать сти­хи, особенно нелегко, ведь надо суметь передать чувства не просто словами – сердцем, да так, чтобы это захватило, перевернуло от нахлынувших ощущений. А сложность ещё заключается в том, что создать что-то совершенно новое практически невозможно: кажется, что всё уже давно сказано и написано. Ещё сложнее опре­делиться с понятием «писать по правилам». А по каким тогда кри­териям будем определять автора, если все будем писать по одним и тем же «правилам»? (Я не имею в виду неоспоримые правила русского языка).

Я имела счастье быть знакомой с великим актёром Евгением Матвеевым. Однажды – это было на презентации фильма «Любить по-русски» – он сказал: «Чтобы к тебе относились с уважением, надо быть честным, и в первую очередь перед самим собой…» Видя, какие образы он создавал у экранных героев, это высказыва­ние оспорить сложно.

Не знаю, верно ли это, не мне решать, но, помня о том, как писал Николай Гумилёв, «…и, как пчёлы в улье опустелом, дурно пахнут мёртвые слова», я стараюсь писать так, как чувствую, по­рой нарушая правила стихосложения, а порой обращаясь к прозе в стихах. Но в одном я убеждена точно: если хотя бы одно из на­писанных мной слов способно кому-то помочь, кого-то зацепить за живое – значит, всё это не зря…

Я же рассчитываю на читателя, который много пережил, для которого понятия Родина, Любовь – не пустой звук, кто уже сумел оценить родительскую любовь и преданность друзей. И конечно же на молодых, у которых ещё всё впереди, и которые обязательно должны научиться всё это ценить…

 

Отмоет от лишней накипи

История груды книг,

Рассудит , не зря ли потратили

Жизнь на создание их…

Надежда Дробышевская

НАДЕЖДА ДРОБЫШЕВСКАЯ © 2018 Frontier Theme