НАДЕЖДА ДРОБЫШЕВСКАЯ

Личный сайт автора

Незнакомый мне Михайлов

p_20160512_133430

Встречая очередного гостя своей творческой гостиной  « У Вишневского»,  которая  ежемесячно проходит в  третьем Центральном военном клиническом госпитале им. А.А.  Вишневского,  не скрою, очень волновалась, ведь  для меня, как и для множества моих сверстниц, выросших на хорошем советском кино, Александр Михайлов был и остаётся легендой.

В каждой роли, независимо от того положительный это персонаж  или нет, он умел сыграть человека, вызывающего у зрителя уважение, даже если поступки героя, образ которого он создавал, были далеки от совершенства.

Мы встретили его у московской квартиры, где он останавливается, как потом выяснилось, когда у него занятия во ВГИКЕ. Поздоровавшись,  он сел с нами в машину и за неполный час, который мы находились в пути,   у меня появилось ощущение, что мы  давно знакомы, настолько простой и доверительной была наша недолгая беседа. А когда он узнал, что я, как и он, преподаю, тут же оживился и, как мне показалось, даже обрадовался, заметив при этом, что «мы с Вами занимаемся одним делом – воспитываем молодёжь». И добавил: «И это здорово!». После этих его слов меня, что называется, отпустило –  волнение и напряжение ушло как-то само собой, на душе стало  спокойнее и даже исчезло ощущение разницы в возрасте, которое меня поначалу немного смущало.

И потом всё, о чём рассказывал Александр Яковлевич за время нашей недолгой поездки, было  настолько понятно и близко моему мироощущению, что   меня не покидало чувство,  словно я после долгой разлуки встретилась с близким мне  человеком…

 Мы приехали задолго до начала.

           Александр Яковлевич терпеливо объяснял ребятам, как ему нужно выставить свет, звук,  как и где на сцене должны размещаться микрофоны и все остальные предметы, которые он попросил подготовить к его приезду. А их было совсем немного – это небольшой круглый столик со стулом, барный стул, который ребята, готовящие сцену, принесли из дома,  и несколько микрофонов. Но самый необычный предмет, который он попросил подготовить – это свеча и спички.

      Когда все предметы заняли определённые актёром места, началась репетиция. Я сидела в сторонке, внимательно слушая Александра Яковлевича и наблюдая за всеми его действиями на сцене. Он, то и дело поворачивался в мою сторону, объясняя, почему он исполняет ту или иную песню и почему  для него это так важно.  И, как мне показалось, пытался уловить мою реакцию, что само по себе было необычно, ведь он  никак не мог знать, насколько трепетно я отношусь к исполнению песен под гитару, что я давняя поклонница кубинской гитары с её неповторимыми ритмами.  Ничего этого он просто не мог обо мне знать, но, обращаясь ко мне, обязательно дожидался моего ответа или просто кивка головой и только потом продолжал репетицию…

Я долго не могла придумать, как представить своего гостя зрителям, настолько банальным по отношению к нему казались мне обычные перечисления всех титулярных составляющих.  И я представила его просто: «Действительно народный артист, легенда советского и российского кинематографа – Александр Михайлов».

Аплодисменты затихли сразу, как только на экране появились эпизоды из фильмов, в которых снимался Александр Яковлевич.  Появление на сцене самого актёра, вызвало шквал аплодисментов.  Он, молча, немного театрально, поклонился,  зажёг свечу, взял микрофон и начал говорить…

Всегда выступление своих гостей я слушаю из зала – этот раз не стал исключением.  Я  внимательно наблюдала за Александром Яковлевичем, стараясь  не пропустить ни одного слова.  Слушала, как он исполняет стихи, с какой теплотой говорит о своих друзьях, близких и как душевно, несмотря на хрипотцу в голосе, исполняет песни под несколько несложных гитарных аккордов.

Свет и тепло свечи, имеющие, как я потом поняла, для него огромное значение, и его  любовь, в которой он не раз за время своего выступления  признавался врачам и медсёстрам, сидящим в зале…   От всего этого  шло такое невероятное тепло и душевность, что  остальное уже не имело никакого значения…

Всё  выступление Александра Яковлевича было словно прошито двумя нитями – чёрной и белой. Чёрная  — это воспоминание о Михаиле Евдокимове, его друге и соратнике,  белая  —  значение «Бессмертного полка», к созданию которого он имеет непосредственное отношение. В первом случае дрожь в голосе выдавала невыносимую боль, а во втором – невероятный восторг.

И в этом он весь – от боли до восторга!

          Выходя из зала, я увидела зрителей совсем иными, чем до встречи с Александром Михайловым –  глаза их  светились, а у некоторых были видны следы от слёз…  Глядя на них, я подумала: «Какой же широты должна быть душа у этого человека, если каждый уходящий после встречи с ним забрал её частичку с собой…»

После его выступления мы ещё долго беседовали на разные темы, сидя в очень узком кругу.  Разговор шёл обо всём и ощущение давнего знакомства с этим человеком только усилилось.

«В маленькой деревянной избушке жил человек. Однажды к нему постучали в дверь. «Кто?» — спросил человек. «Твоё богатство», — услышал в ответ. «Ты у меня уже было, от тебя одно горе, так что уходи». Через какое-то время снова стук в дверь.  «Кто?» — снова спросил хозяин. «Твой успех». «Ты у меня тоже был. И что? Теперь  я один. Уходи».   И в третий раз стук  в дверь. «Открывай, твои друзья на пороге».  Обрадовался хозяин и поспешил открыть дверь. И вместе с друзьями к нему пришли и богатство, и успех…»

Услышать эту притчу из уст  актёра   для меня было немного неожиданно, настолько устоявшийся образ сильного и не от кого независящего человека прочно сидел в моём сознании. И я для себя вдруг поняла, что образы героев, созданные им в разных фильмах – это всего лишь только образы. Мне открылся совсем  иной  Александр Михайлов  — глубоко верующий,  ценящий дружбу и любящий страну, в которой он живёт. А особенно мне понравилось, что он не говорил об этом открыто, а как-то вскользь, через истории, через друзей, через отношения к окружающим его людям… И  это уже не игра…

 

Надежда ДРОБЫШЕВСКАЯ

Updated: Декабрь 10, 2016 — 1:37 пп
НАДЕЖДА ДРОБЫШЕВСКАЯ © 2018 Frontier Theme